22:01 

Фик. Часть 2)))))))))

Тарь Ане
И я свою свободу разменял на рубли...и пропил ©
Нежность стали. часть 2

Вторая часть нашего фика со странным пейрингом.
Название: Нежность стали. Часть 2
Автор: Cavo , Тарь Ане
Бета: Бьякусик
Пейринг/персонажи: Ренджи/Сенбонзакура
Жанр: романс, ангст, POV Ренджи, POV Сенбонзакура
Рейтинг: NC-17
Статус: закончен
Дисклеймер: права на героев у Кубо Тайто, все остальное наше
Предупреждение: флафф, ООС
Саммари: Думаю вы догадаетесь, кто из нас за кого писал)

Часть 1

Часть 2



Сен
Со страхом я снова заглядываю в твои глаза, Абарай Ренджи, боясь увидеть в них ненависть или насмешку. Но, Ками, в темных, как ночное небо зрачках я вижу желание. Неужели ты тоже хочешь меня, своего врага, который причинил тебе столько боли?
Его возбуждение и дрожь передаются мне, когда он сжимает руками плечи, мягко толкая на траву. Одна рука все еще в перчатке, и я зубами разрываю ремешки, отбрасываю ее прочь, чтобы коснуться, обнять, почувствовать тепло тела, которое прижало меня к земле. Губы Ренджи так близко, что горячее дыхание опаляет мое лицо.
«Почему…почему ты нерешительно замер в нескольких миллиметрах от моих губ, не смея коснуться их? Чего боишься? Сомневаешься, стоит ли целовать зампакто своего капитана, которого ты…, - холодный пот прошибает меня. Откровение накатывает, мурашками забираясь в душу. - Неужели ты хочешь заменить его мной? Ками, неужели я снова ошибся?»
Стон, больше похожий на крик отчаяния, вырывается из моей груди. Я сжимаю лицо Ренджи руками, пристально заглядывая в глаза.
«Кого ты действительно хочешь, лейтенант? Его или меня?» - беззвучно спрашиваю я, пытаясь разгадать выражение карих глаз.
Алые волосы щекочут кожу, кажется, что я держу в ладонях огонь, который сейчас терзает меня изнутри.
«Нет, я не отдам его тебе. Пусть сегодня все будет так, как хочу я!» - кричу неслышно в пустоту серо-стального мира.
Ренджи прижимается ко мне всем телом, словно физически ощущая мои сомнения, обнимает за плечи, притягивая еще ближе, и я поддаваясь мгновенному порыву, тянусь губами к его рту.
«Какие сухие и немного шершавые у тебя губы, Ренджи…»
Поцелуй, кажется, тянется вечность, мы замираем между двумя разными мирами, и две реяцу перемешиваются друг с другом, сливаясь в одну, омывая наши жмущиеся друг к другу тела.
От возбуждения сладко тянет внизу живота. Ренджи трется о мой пах своим, и плотная ткань хакама только мешает, сдерживая нас.
- Абарай Ренджи, - глухо хриплю севшим голосом, когда дыхания уже не хватает и мы разрываем поцелуй. - Ты действительно хочешь меня?
Страшно. Мне, одному из самых сильных зампакто в Обществе душ, страшно оттого, что я боюсь услышать в его голосе.


Ренджи
Поцелуй, кажется, длится вечность. Такую маленькую персональную вечность.
Вечность, в которой растворяешься, теряешь себя и снова собираешься назад, тугим комком дикого возбуждения, охватывающего жаром низ живота.
Но не хочется отрываться, хочется лишь сильнее прижиматься губами к губам, телом к телу, чувствуя его жар и нежность.
Но воздуха катастрофически не хватает, и приходится всё-таки оторваться, чтобы мучительно переживать каждое мгновение без его тепла.
И услышать вопрос. Вопрос, который меньше всего ожидаешь, когда твой собственный возбуждённый член трётся о его налившуюся плоть.
А может?...
Смотрю в его бездонные тёмно-синие глаза, пытаясь понять, что же всё-таки скрывается в их глубине.
"Неужели ты считаешь, что я способен думать сейчас о ком-нибудь другом? Неужели полагаешь, что я просто заменяю тобой твоего хозяина?.." - спрашиваю одним взглядом, и он отвечает, глядя на меня с тихим страхом в тёмной бездне зрачков.
- Дурак, - шепчу в его полуоткрытые губы, слегка припухшие от поцелуя. Смотрю на него, ласково улыбаясь, впитывая прикосновениями к нежной коже каждую чёрточку прекрасного лица.
- Я хочу тебя и никого другого, - шёпот переходит в поцелуй, медленный, ласковый, страстный до умопомрачения.
Я глажу руками его шею, убирая непослушные пряди, тёмной волной раскинувшиеся по траве, вычерчивая страстное:
"Только тебя..."
А руки уже скользят вниз, туда, где наплечники стягивает кожаная тесёмка. Развязать её, легко потянув за кончик.
Снять с него этот признак враждебности, глухой отстранённости, которой теперь нет и в помине. Отбросить подальше, туда, где белыми змеями виднеются завязки оскаленной в приступе болезненной неподвижности маски.
И прижать к себе ближе, так близко, что, кажется, я отчётливо чувствую тяжелое биение его сердца.
Целовать страстно, терзая до крови тонкие нежные губы.
Скользить руками по гибкому стану, путаясь в завязках длинного пояса, который так хочется разодрать на мелкие клочья, чтобы добраться, наконец, до горящей от желания кожи.
Содрать с него хакама, спустить их до щиколоток, распахнуть закрывающее прекрасное тело от моего взгляда косоде.
И застыть на мгновение, прижавшись к истерзанным губам своими, вдыхая кружащий голову аромат сотен тысяч стальных лепестков и тёплой крови.
Его крови.
Спросить, не говоря ни слова, лишь скользнув рукой по возбуждённой плоти под тканью фундоси: "Кто-нибудь касался тебя так до меня?"

Сен
Никогда… Никогда раньше я не испытывал подобного.
В моей груди словно рождаются и умирают миллионы вселенных, рассыпаясь на миллиарды огненных искр.
Но как это прекрасно - иметь тело, так я могу чувствовать, могу отдаться рукам, которые гладят меня везде, сжимают возбужденную, налитую кровью плоть, все еще скрытую тканью.
Хочется скорее избавиться от ненужных, мешающих в этот момент тряпок, и я трясущимися от возбуждения пальцами разматываю узлы на фундоси, пока влажные губы чертят длинную полоску страсти на моей груди.
Лежа перед Ренджи обнаженным, я не ощущаю стеснения. Оно осталось в мокрой траве, глядя пустыми глазницами в небо, просвечивающее сквозь ветки сакуры. Моя маска, которая так долго скрывала меня от окружающего мира, или его от меня. Мира, в котором, как оказалось, есть не только долгий путь, посвященный смерти.
Кажется, я нашел нечто большее там, где даже не думал искать.
- Ренджи…, - севшим от дикого возбуждения голосом шепчу я ему в губы. Он отстраняется, прекращая на секунду ласкать меня, и я тянусь к нему, лишенный живительного тепла.
- Я хочу дотронуться до твоей кожи… Хочу видеть тебя…
Голос срывается от страсти, от желания познать его обнаженное не скрытое многочисленными слоями одежды тело, коснуться кончиками пальцев. Хочу увидеть, где заканчиваются и начинаются татуировки, виднеющиеся в вырезе верхнего косоде. Проследить губами их долгий путь.
Слова слетают с губ, и Ренджи, как безумный, начинает срывать с себя одежду. Узел на поясе затянулся, не выдержав такого напора, и он, не задумываясь, режет оби.
Долго…так мучительно долго, что прошедшие секунды кажутся бесконечными, развязывает завязки на хакама, выбирается из них, распахивает кимоно. Сбрасывает его на землю, кидая туда же все остальное.
Все это время я не свожу с него глаз, кусая от возбуждения свои несчастные истерзанные губы.
И вот он передо мной обнаженный, прекрасный словно дикий тигр, обернувшийся человеком, отдавший ему свои черные полосы узора.
Кровь начинает пульсировать в висках от желания обладать им, коснуться его, и я, приподнявшись, протягиваю руку и вычерчиваю пальцами причудливые татуировки.
Пальцы медленно опускаются по груди, задевая соски, скользят по упругому животу, вниз, туда, где заканчивается черная линия. Путаются, наконец, в рыжих курчавых волосках и ведут уже по напряженному налитому кровью члену.
Размазываю пальцем по головке выступившую смазку и касаюсь его губами.
Ками… неужели это происходит со мной?


Ренджи
Из груди вырывается долгий, протяжный стон, исполненный дикого желания и удовольствия, которое сейчас дарят мне его влажные, горячие губы.
Казалось бы - лишь предварительная ласка, а так много страсти, так много нежности в его действиях. От осознания этого перехватывает дыхание, я запрокидываю голову, устремляя взор в первобытно-синюю даль, подёрнутую ветвями деревьев. Руки сами, непроизвольно, зарываются в пушистые мягкие волосы на его затылке, перебирая длинные тёмные пряди...
Его язык ласкает мою головку, дразнит кончиком щелку, рука скользит вверх-вниз по стволу, и от этого так хорошо, так тягуче-сладко, что я не выдерживаю, перевожу взгляд вниз, туда, где мой твёрдый, налитый кровью член входит в нежно-горячий рот...
Его истерзанные в кровь губы, обхватывающие мою возбуждённую плоть...
Я не выдерживаю, отталкиваю его от себя - настолько крамольным кажется сам факт того, что Сенбонзакура Кагеоши, один из сильнейших зампакто Общества Душ, отсасывает у какого-то безродного руконгайца.
Но тут же притягиваю ближе, как можно ближе, обнимая, сжимая в объятиях. Удивлённый, он не шевелится в моих руках, лишь осторожно касается линий татуировок на спине кончиками тёплых пальцев.
- Я хочу, чтобы тебе было хорошо, - тихо шепчу ему на ухо, покусывая аккуратную мочку.
Он пытается что-то возразить, но секунда - и я уже целую его, слизывая языком с прокусанных губ свой собственный солоноватый вкус.
Глажу его по обнажённым плечам, спине, медленно спускаясь поцелуями вниз. Сидеть на холодной мокрой траве не слишком удобно, и я протягиваю руку за спину, нашариваю лежащее тёмной тенью на траве косоде, расстилаю его рядом с верхней курткой зампакто.
Укладываю своего невероятного любовника на это импровизированное фиолетово-чёрное ложе - меньше всего сейчас хочется, чтобы ему было неудобно. Он тянет меня за собой, и я не противлюсь, ложусь сверху, не прекращая гладить, целовать его везде, где только можно, исследуя каждый миллиметр прекрасного тела.
Губами скольжу по широкой груди, выцеловывая витиеватые иероглифы страсти на светлой коже.
Трусь носом о его возбуждённый сосок, нетерпеливо согревая дыханием, не прекращая ласкать, гладить твёрдый горячий член моего любовника, подчиняясь ритму его тяжёлого, сбитого дыхания.
Осторожно облизываю тёмный ореол, еле касаясь кончиком языка. Тереблю твёрдую бусинку соска, слегка сдавливая губами, покусывая нежно.
Так хорошо, так приятно ласкать его...
Он тихо постанывает, зарываясь руками в мои волосы, лёгкими щекочущими касаниями скользящие по плоскому накачанному животу.
И я готов делать всё что угодно, лишь бы слышать эти томные стоны, лишь бы чувствовать тепло и податливость желанного тела.
Тонкие пальцы, запутавшиеся в красных прядях моих волос.

Сен
Алое море разлилось по плечам моего любовника, руки тонут в нем, пальцы зарываются в волосы, словно в теплый, нагретый солнцем прибрежный песок. Хочется перебирать их, пытаясь удержать в ладони костер безумного пламени, которое не обжигает, а наоборот, дарит приятное тепло, разливающегося по телу удовольствия.
Губы Ренджи чертят странный узор на моей коже. Словно это не его тело покрыто черными зазубринами татуировок, а мое исчерчено причудливым рисунком, по которому скользит теплый влажный язык.
Вот он приподнял голову, разглядывая мое лицо. Как-то немного неуверенно улыбнулся, заглядывая в глаза, словно требуя разрешения на последующие действия. Взмах моих ресниц, говорящий - да. Стон, срывающийся с губ, призывающий не медлить, торопящий, жаждущий продолжения.
Нам больше не нужно слов там, где говорят поцелуи, где уверенные сильные пальцы, проводят по моим губам, проникая в рот. Язык чувствует жесткие бугорки мозолей от многочисленных тренировок, шершавую, потрескавшуюся кожу его пальцев. Рука воина, рука мужчины, привыкшая держать меч, но так нежно ласкающая сейчас мое влажное нёбо.
«Скорее…», - торопит его мое желание.
«Остановись», - говорит страх. Он засел где-то внутри, не давая возбуждению захлестнуть меня целиком. Страх неизведанного, которое сейчас надвигается на меня с бешеной скоростью, приближая момент, когда другой овладеет моим телом, до этого не подвластным никому. Неосознанно я пытаюсь оттолкнуть Ренджи от себя, но тот понимает это по-своему.
Накрывает губы поцелуем, а потом приподнимает мои бедра и вводит влажный слюны палец в тугое нерастянутое тело.
Стон от боли и удовольствия срывается с моих губ. Хочется вырваться, закончить эту пытку, уже двумя, терзающими меня внутри пальцами, но Ренджи крепко держит меня за бедра, не давая отодвинуться. Его пальцы скользят во мне, проникая все глубже, задевая чувствительную точку внутри. Удовольствие…
Его член уже дрожит от возбуждения, когда он приставляет его к моему растянутому анусу. Медленно входит. Моя реяцу взрывается, разлетаясь на тысячи ярких частиц. Словно я рассыпался сейчас на лепестки, оплетая ими своего любовника, смешивая светящиеся искры наших реяцу.
Но мое тело имеет плоть, и сейчас это в тысячу раз лучше миллиона розовых жестоких лепестков, не способных почувствовать эту безграничную нежность, окутывающую меня.


Ренджи

Застываю на несколько долгих мгновений, давая ему и себе привыкнуть. Целую нежно, успокаивая, поглаживаю его по слегка подрагивающим от возбуждения и боли бёдрам.
Я знаю, как это - в первый раз. Непривычно и больно. Поэтому стараюсь быть как можно нежнее, глажу его, прижимаюсь к разгорячённой щеке, слушая сбившееся тяжёлое дыхание, каждый вдох и выдох, пытаясь уловить тот момент, когда будет уже можно.
И вот - успокаивается, сам уже начинает осторожно гладить меня по спине.
Развожу его бёдра шире, шепчу в искусанные губы тихое "Прости..."
Снова приникаю к его губам и начинаю медленно двигаться, осторожно раскачивая бёдрами.
Он стонет, впиваясь ногтями в мои плечи. Стонет от удовольствия с острым привкусом боли . Я чувствую её на полуоткрытых в немом крике губах.
Он такой узкий, горячий внутри, мне приходиться буквально стискивать зубы от нетерпения, чтобы не двигаться слишком резко. Медленно, мучительно медленно отводить бёдра назад, всё ещё растягивая его, и так же осторожно скользить внутрь, подчиняясь тихому ритму из его нетерпеливых вдохов и выдохов...
Он сам приникает ко мне, не отпуская, лишь прижимаясь сильнее, стискивая меня в своих объятиях, впиваясь ногтями в кожу, оставляя на спине длинные красные полосы, перечёркивающие чёрный узор татуировок.
Сам начинает двигаться навстречу, слегка подаваясь бёдрами при каждом толчке.
Кажется, вокруг не остаётся ничего, кроме этого восхитительного желанного тела, изгибающегося подо мной, стонущего так призывно, так сладко, так страстно...
Не выдерживаю, впиваясь руками в его бёдра, начинаю двигаться быстрей, теряя разум от его запаха, от жара возбуждённого гибкого тела.
От липкой соли, выступившей у него на груди и шее.
Слизываю её, вдыхая его кружащий голову аромат, целуя, извиняясь за своё нетерпение лёгкими прикосновениями языка и губ.
Чувствую, как его пальцы снова скользят вверх по спине, перебирают пряди на затылке, лаская нежно, чувственно.
Поднимаю голову, чтобы вновь поцеловать зампакто, так и замираю, лишь слегка толкаясь внутрь, увидев яркий румянец на его щеках, подёрнутые тёмной дымкой удовольствия синие глаза, искусанные до крови губы, с которых срывается тихий, наполненный непередаваемой чувственностью и наслаждением стон.
Резко подтянувшись, прижимаюсь к его губам своими, нежно целуя, шепчу, упиваясь им:
- Я хочу видеть тебя полностью.
Обнимаю его, и, откидываясь назад, увлекаю Сенбоназакуру за собой, усаживая его на себя верхом.
Глажу его по покрытой испариной спине, по узким бёдрам, по подтянутому упругому животу. Касаюсь кончиками пальцев его горячего члена, нежно начинаю гладить его, сжимая в ладони, стирая большим пальцем капельку смазки, выступившую на головке.
Сен выгибается, откинувшись назад, подставляя своё разгорячённое страстью тело под мои ласки.
Тёмная волна волос, взметнувшаяся вслед за ним, перечёркивает собой светлеющее сквозь листья небо.

Сен
Волосы разлетаются, как крылья вспорхнувших в небо птиц, испуганных чьими-то торопливыми шагами. И падают, окутывая мои плечи, темным струящимся покрывалом цвета ночи.
Кончики волос щекочут живот и руку Ренджи, которая гладит, ласкает мой налитый кровью член.
Шершавый палец скользит по головке, очерчивая ее, поглаживая уздечку, переплетаясь в кольцо с другими пальцами и уже вместе с ними опускается по стволу вниз, к черным курчавым волоскам, задевая их и возвращаясь обратно.
Острые искры разлетаются по телу от каждого прикосновения, от движений упругой плоти внутри меня, от легких касаний сильных рук.
Медленно подступает момент, когда собравшееся тугим узлом возбуждение, сосредоточенное внизу живота, подобно сжатой до этого пружине разожмется и выпустит на волю все мои спавшие раньше эмоции.
Наклоняюсь над моим любовником. Любовник… Такое странное слово. Тот, которого я никогда ранее не знал, хотя нет…знал, но по-другому, совсем не так, как сейчас… в эту минуту, когда мое тело охватывает такая легкость, словно я снова лечу.
Я даже крепче сжимаю ногами его бедра. Я не хочу улетать. Я хочу быть сейчас с ним. Хочу чувствовать его вкус на своих губах, тепло влажного от пота тела, горячую плоть во мне.
Стон срывается с моих губ, когда волна, поднимающаяся снизу, накрывает меня с головой. Я тону в ощущениях, водоворотом утаскивающих меня на свое темное дно. Белые капли забрызгивают живот и руку Ренджи. Он все еще поглаживает меня, когда я, извиваясь, задыхаясь от внезапной нехватки воздуха, сжимаю его бедра, все еще двигаясь на твердом члене, заходясь в глухом крике.
Мир медленно начинает снова обретать свои краски. Затуманенным взглядом я смотрю на Ренджи, продолжая двигать бедрами.
Ты был в моих объятиях много раз, терзаемый острыми лепестками сакуры, но они были холодны.
Сейчас я склоняюсь над тобой, чтобы видеть, как ты кончаешь в моих руках.
Я хочу отдать тебе свое тепло.


Ренджи
Я не могу, не могу отвести взгляд от прекрасного гибкого тела, выгнувшегося на мне. От золотистых капелек пота, медленно сползающих по тонкой шее вниз по груди и животу, от длинных тёмных волос, прилипших к высокому лбу, от подёрнутых липким туманом удовольствия синих глаз.
От белёсых капелек на моей руке и животе.
Не хочется думать ни о чём, кроме него, не хочется вспоминать о той боли, что терзала моё тело тысячами стальных лепестков. Ведь теперь он - не зампакто моего капитана, не бездушный клинок, разрывающий меня прикосновениями боли в своих объятиях.
Теперь он - мой любовник.
Мужчина, подаривший мне всю ласку, всё тепло и нежность, на которые был способен.
Всю страсть, что полыхала глубоко внутри него, скрывалась за неподвижным оскалом маски.
Он всё ещё двигает бёдрами, склонившись ко мне. Длинные волосы щекочут мои плечи и шею, взгляд синих глаз и прикосновения тонких пальцев скользят по лицу, будто бы пытаясь запомнить каждую черту, каждый нетерпеливый вдох, вырывающийся из груди.
Внутри него так тесно, так горячо, так пульсирующе-сладко, что я не выдерживаю, впиваюсь пальцами в узкие бёдра, умоляя его не останавливаться.
Удовольствие, до этого разливающееся по телу, хлынуло вниз, собираясь внизу, готовясь в любой момент выплеснуться в него.
Запрокидываю голову, хрипло крича, не в силах противиться его желанию видеть, как я кончаю.
И удивлённо замираю, практически на самой грани, почувствовав лёгкое прикосновение к своим губам.
Поцелуй, выпивающий мой беззвучный крик, доводящий до исступления быстрее, чем теснота податливого тела.
Мои пальцы сжимаются на бёдрах Сенбонзакуры до белеющих костяшек, до полукружий отпечатавшихся ногтей, оставляя на светлой коже уродливые синяки.
Рефлекторно подаюсь вперёд, не разрывая поцелуя, отчаянно кричу в искусанные губы, не в силах больше держаться...
Удовольствие вырывается наружу, застилая собой последние крупицы разума, заставляет прогнуться, не отрывая взгляд от глаз любовника, выкручивает все кости и суставы.
- Аааааааа!!!....

Хрипло дышу, пытаясь выровнять дыхание, прижимая к себе гибкое тело Сенбонзакуры.
Бессознательно глажу его по влажным от пота плечам, зарываюсь носом в тёмные волосы на макушке, вдыхаю их аромат, так кружащий мне голову.
Делюсь с ним теплом под лёгкими касаниями прохладного ветра, треплющего верхушки деревьев.
Хочется лежать так, обнимая его.
Не открывая глаз, не сталкиваясь с режущей сердце неизбежностью.
Неизбежностью расставания.

Сен
Так хорошо быть в кольце сильных рук, обнимающих тебя. Моя голова покоится на его груди, и я слышу, как бьется беспокойное сердце.
Тук… грудь вздымается вверх, и он делает долгий глубокий вдох.
Тук… я слушаю его дыхание, прижавшись ухом к груди, поднимаясь и опускаясь вместе с ней.
Тук… стон полный грусти срывается с его губ. Поднимаю глаза на него, разглядываю лицо с острыми скулами.
-Что? - провожу кончиками пальцев по черным линиям татуировок на лбу, по длинным черным ресницам, дрожащим под моими прикосновениями. Хочется что-то сказать, но все красивые слова, готовые сорваться с языка, кажутся такими фальшивыми и ненужными в этот момент.
Ренджи открывает глаза, пристально всматриваясь в мое лицо, словно хочет запомнить его каждую черточку.
- Почему все так сложно? - спрашивает он меня.
На его красивом высоком лбу появляется грустная серьезная складка, и он сильнее прижимает меня к себе.
- Сейчас ты со мной, через минуту ветер принесет приказ твоего хозяина, и ты улетишь. Да и я тоже…
Я улыбаюсь, прижав пальцы к его губам, не давая произнести грустных, обреченных слов. Так не хочется отпускать радость и тепло, которое сейчас внутри меня, но сердце уже медленно начинает захватывать щемящее чувство тоски. Хочется закрыть душу на сто замков, чтобы не пускать в нее холод, который надвигается на нас, забирая тепло Ренджи и его нежность.
Я снова прижимаюсь ухом к его груди, замерев, слушая, как колеблются нити наших реяцу, все еще сплетенные вместе. Но кто-то уже перевернул песочные часы, и первая песчинка упала вниз, отсчитывая неизбежность.
Бьякуя, теперь я понимаю, что ты испытываешь, когда смотришь на цветущую сакуру.
- Пора…, - я медленно выбираюсь из объятий, встаю. Завязываю хакама, наплевав на половину тесемок, и вытаскиваю из-под Ренджи куртку, пытаясь не смотреть на него, все еще лежащего на косоде..
« Моя маска... » - начинаю озираться вокруг и обнаруживаю ее лежащую рядом с катаной Ренджи. Наклоняюсь, чтобы поднять, но внезапно, перехватив запястье, меня останавливает сильная рука.


Ренджи
Я сам не понимаю, почему останавливаю его, не даю коснуться этого проклятого куска металла, лежащего на траве.
- Не надо, - шепчу, прижимаясь к спине.
Руки сами поворачивают его ко мне лицом.
Последний взгляд, последнее касание. Кончиками пальцев по нежной щеке, всё ещё хранящей тепло моих губ, моего тела. Наших с ним чувств, поделённых пополам.
Наклоняюсь ближе к его лицу, смотря в глаза цвета ночного неба.
- Мне нужно идти, - с трудом произносит он, вопреки свои словам прижимаясь ко мне.
Я знаю.
Тихий шёпот срывается с губ. Кажется, он заглушает даже стук собственного сердца, когда я сжимаю Сенбонзакуру в объятиях.
- Я не хочу отпускать тебя.
Он молчит, положив голову мне на плечо, я чувствую его тёплое дыхание на собственной коже.
Ветер шумит в ветвях деревьев, оградивших нас от любопытных глаз. Лёгкий порыв воздуха кружит маленькие розовые лепестки, путается в длинных тёмных прядях, перебирая их вместе с моими пальцами.
Мне всё равно, я лишь прижимаю гибкий стан к себе ближе, вдыхая дурманящий аромат его волос, словно не замечая, как он исчезает, становится еле ощутимым, медленно растворяясь в розовом вихре, кружащемся вокруг нас.
Почему-то хочется улыбаться, вот так, сквозь слёзы, прижимая сильнее к себе, чтобы он понял, что всё хорошо.
Закрываю глаза, чтобы не видеть, не чувствовать, как уходит от меня его тепло...
Упасть на колени, бессильно опустив руки, всё ещё помнящие ласковые прикосновения.
Беззвучно кричать, сотрясаясь от раздирающих душу слёз.
Сжимать в руках ставшую вдруг такой хрупкой маску, чувствовать, как она крошится под пальцами, впиваясь острыми краями осколков в ладони.
Улыбаться, глядя вслед исчезающим вдалеке лепесткам, не обращая внимания на боль, на тупую боль в груди и руках...
Ведь теперь - не важно.

Я знаю, что такое нежность стали.

@темы: Блич, Бличенуться и не жить, Личный бред, Опасно для жизни, Фанфикшн

URL
Комментарии
2010-01-27 в 02:00 

"Остаётся зрителем даже находясь посреди действия на сцене. Необыкновенная, но в то же время самая что ни на есть человечная."
Вот я честно решила пойти спать. Я сегодня не выспалась и завтра рано вставать..но я увидела продолжение и...закрыла весь браузер. а потом матерясь на себя снова открыла, залезла и стала читать)))
:heart: помимо шикарный НЦы, я особо для себя отметила последний кусочек, драматизм оценен...
Я знаю, что такое нежность стали. - :hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:
колитесь, кто придумал последнюю фразу?

2010-01-27 в 02:07 

cavo
чем бы дитя не тешилось - лишь бы не вешалось
~Prince Nega~
Тарь - ее шедевр)
Он и в название пошел))
Она у меня просто чудо))

2010-01-27 в 02:10 

"Остаётся зрителем даже находясь посреди действия на сцене. Необыкновенная, но в то же время самая что ни на есть человечная."
cavo я думаю без влияния друг на друга вы бы такое не родили)
Тарь за фразу тебе шоколадная медаль!

2010-01-27 в 02:23 

cavo
чем бы дитя не тешилось - лишь бы не вешалось
~Prince Nega~
Это у нас проскальзывает по всему фику и в итоге Тарь вывела формулу любви))
:)

2010-01-27 в 08:02 

Кто к нам с чем за чем, тот от того и того...(с)
Тарь Ане
cavo
*тискает*
Умнички мои))) :squeeze:

2010-01-27 в 14:01 

cavo
чем бы дитя не тешилось - лишь бы не вешалось
Бьякусик
мур)) *тискает в ответ* :squeeze:

2010-01-27 в 21:47 

Тарь Ане
И я свою свободу разменял на рубли...и пропил ©
~Prince Nega~ Ммммм))) Хорошо, ловлю не слове)))) :gigi:
Просто я автор - соплефил и слёзолюб...:shuffle2: ВОт и люблю трагизму да пафосу напустить)))
cavo Хихи, чувствую себя Графом Калиостро))))) :-D: :kiss:
Бьякусик *тискает и тайчо, и Сена* Спасибо, что помогли нам))))) :squeeze:
:what:

URL
2010-01-27 в 23:34 

"Остаётся зрителем даже находясь посреди действия на сцене. Необыкновенная, но в то же время самая что ни на есть человечная."
Тарь Ане ну трагизм и пафос у вас уместно получается, этакий коктель, я люблю такое, чтобы не приторно и не кисло))

2010-01-28 в 01:00 

cavo
чем бы дитя не тешилось - лишь бы не вешалось
Тарь Ане
мы тут все понемногу и граф, и доктор, и ..
Уно, уно, уно..ун моменто... (с)
~Prince Nega~
Спасибо)
на мой взгляд у нас немного все же пафосно получилось, но так уж пошло с самого начала... задали настрой)

2010-02-02 в 23:35 

Kaoru Sorakami
Что мне косые эти взгляды, я вне закона...(с)
Тарь Ане ,cavo , вот вы злые...
такая потрясающая штука, так все нежно и красиво... но в конце я чуть ли ни плакал...

2010-02-02 в 23:54 

cavo
чем бы дитя не тешилось - лишь бы не вешалось
Kaoru Sorakami
Это еще что, в первом варианте было еще хуже. Но с другой стороны такой конец вполне закономерен.

2010-02-03 в 02:01 

Тарь Ане
И я свою свободу разменял на рубли...и пропил ©
Kaoru Sorakami *улыбнулся виновато* ну..такое настроение было, когда писалось))) :gigi:
cavo Бууу...кто-то не дал мне сделать кровавую концовку(((*надулся* :kiss:

URL
   

СуперМегаХренЪ

главная